Роль базальных ганглиев и мозжечка в регуляции движений.


Система базальных ганглиев

Трехмерное изображение — активный мозг, вид сбоку.

Трехмерное изображение — активный мозг, вид снизу.

Базальные ганглии — это комплекс крупных образований, расположенных в центральной части мозга окружающих центральную лимбическую систему.

Базальные ганглии участвуют в процессах интегрирования чувств, мыслей и движений, а также в регулировании моторной функции. Базальные ганглии задают наше у организму режим, а котором он работает а состоянии покоя или уровень тревожности. Кроме того, они способствуют модулированию мотивации и, по всей вероятности, отдают за ощущения удовольствия и экстаза. Рассмотрим каждую из этих функций более подробно.

Итак, в базальных ганглиях происходит процесс интеграции чувств, мыслей и движений. Именно поэтому, приходя в возбуждение, вы вскакиваете, нервничая — дрожите, пугаясь — застываете на месте, или стоите, будучи не в состоянии вымолвить ни слова, когда начальник устраивает вам разнос. Базальные ганглии отвечают за постепенную интеграцию эмоций, мыслей и движений, поэтому при перегрузке просто отключаются. Один из моих пациентов получил тяжелые ожоги в ДТП. Когда он, объятый пламенем, лежал на асфальте, те, кто находились поблизости, от ужаса застыли без движения и не могли сделать ни шагу, чтобы оказать ему помощь. Долгие годы он не мог отделаться от неприятного чувства и понять, отчего никто не шевельнулся, чтобы ему помочь. Его мучили мысли: «Неужели им было все равно? Неужели я недостоин помощи?» Долгие годы этот человек жил с физической болью от полученных травм и с душевной болью от безучастности, с которой он столкнулся. С каким же облегчением он узнал, что дело не в безучастности. Эмоциональное потрясение от самого вида аварии создало чрезмерную нагрузку на базальные ганглии очевидцев. В результате они просто утратили способность двигаться, несмотря на то что, скорее всего, хотели помочь.

Когда базальные ганглии гиперактивны (как это бывает у лиц с повышенной тревожностью), возрастает вероятность того, что для такого человека стрессовая ситуация окажется чрезмерной, а сам он и мысли его замрут. Людей со сниженной активностью базальных ганглиев (как у лиц с синдромом дефицита внимания) именно стрессовая ситуация может подтолкнуть к действию. Именно такие люди первыми оказываются на месте происшествия и довольно бесстрашно реагируют на стрессовую ситуацию. Например, один из моих друзей, страдающий СДВ, в критических ситуациях действует гораздо быстрее, чем я. (Как я уже упоминал в главе 2, у меня врожденная повышенная активность базальных ганглиев.) Помню, однажды мы с ним собирались уходить из кафе и встали к кассе оплатить свой чек, как вдруг стоявшая перед нами женщина рухнула на землю. Мой друг стал быстро оказывать ей помощь, а сам я от неожиданности и стресса застыл без движения. При этом сам-то я — медик, а мой приятель — нет! Раньше из-за неспособности быстро реагировать в подобные моменты я постоянно терзался чувством вины. Впоследствии я с облегчением понял, что действовать быстро в критических ситуациях мне не позволяет мой мозг, точнее, деятельность базальных ганглиев.

Базальные ганглии отвечают и за мелкую моторику, координацию движений, письмо и т. д. Давайте в качестве примера вновь обратимся к синдрому дефицита внимания. У многих пациентов с СДВ, как детей, так и взрослых, ужасный почерк. Им тяжело дается сам процесс письма. Многие взрослые и подростки с СДВ предпочитают писать печатными буквами, поскольку такое действие не требует длительного непрерывного и плавного движения. Многие, страдающие СДВ, жалуются, что им трудно формулировать свои мысли и излагать их на бумаге. Мы знаем, что при СДВ помогают лекарственные препараты — психостимуляторы Ritalin, Dexedrine или Adderall, стимулирующие выработку базальными ганглиями нейротрансмиттера дофамина. После приема этих препаратов нередко наблюдается значительное улучшение почерка и способности письменно излагать свои мысли. Кроме того, сами пациенты рассказывают, что прием этих препаратов в целом улучшает их двигательную координацию. В качестве примера вот два образца почерка одного и того же пациента Томми (14 лет) до и после лечения.

Лучше разобраться в том, за какие моторные функции отвечают базальные ганглии, можно, рассмотрев два заболевания: болезнь Паркинсона и синдром Туретта. Болезнь Паркинсона вызвана дефицитом дофамина в базальных ганглиях. Она проявляется тремором рук, мышечной ригидностью, затрудненными движениями, бедной мимикой, неловкостью и снижением двигательной активности. Часто применение таких препаратов, стимулирующих выработку дофамина, как I-dopa, значительно облегчает эти симптомы, давая больным возможность двигаться легче и более плавно. Базальные ганглии отвечают и за подавление нежелательной двигательной активности. Когда в этой части мозга возникают нарушения, повышается риск развития синдрома Туретта, проявляющегося в сочетании моторных и вокальных тиков. К рассмотрению этого состояния мы еще вернемся.

Основываясь на полученных изображениях мозга, мы видим, что базальные ганглии отвечают за управление организмом в состоянии покоя или за уровень тревожности. Повышенная активность базальных ганглиев часто связана с тревожностью, напряжением, настороженностью и повышенным страхом. Недостаток активности базальных ганглиев вызывает проблемы, связанные с мотивацией, энергетикой и способностью действовать.

Любопытно, что среди лиц с самой высокой степенью мотивации (например, генеральные директора компаний), которые прошли процедуру сканирования, мы отметили высокую активность этой части мозга. Таким образом, мы можем предположить, что в некоторых случаях повышенная активность базальных ганглиев стимулирует мотивацию, благодаря чему эти люди становятся «двигателями» общества. Скажем, моя мать, у которой, как и у меня, активность базальных ганглиев слегка повышена, временами бывает немного тревожна, но при этом она очень активная женщина. Четыре или пять раз в неделю она играет в гольф, без видимого напряжения вырастила семерых детей и вечно хлопочет, делая что-то для других. Я полагаю, что, используя таким образом избыток энергии, образующийся при повышенной активности базальных ганглиев, она тем самым не дает развиться тревожности.

Еще одно любопытное открытие состоит в том, что, по всей видимости, базальные ганглии участвуют в управлении чувством удовольствия. В нью-йоркской лаборатории Brookhaven National Laboratory группа под руководством Норы Волковой исследовала изображения мозга, чтобы понять, на какие центры воздействуют кокаин и Ritalin. Оба вещества поглощаются главным образом базальными ганглиями. К кокаину привыкание развивается, а к Ritalin, в дозах, которые назначаются при СДВ, — нет. Это исследование позволило с уверенностью ответить на вопрос, отчего так происходит. Кокаин сильно увеличивает потребление дофамина тканями мозга. Концентрация этого вещества стремительно возрастает, а затем так же стремительно снижается. Человека, употребляющего кокаин, подхватывает волна удовольствия, но потом она уходит, и тогда ему (или ей) хочется вновь пережить это ощущение. В отличие от кокаина, Ritalin, тоже обеспечивая в базальные ганглии приток дополнительных объемов дофамина, действует мягче, причем после его применения уровень дофамина снижается медленнее. Группа Волковой выдвинула гипотезу, по которой тяга к кокаину вызывается и закрепляется активизацией базальных ганглиев. Ritalin, в свою очередь, повышает мотивацию, способность сосредоточиваться и фокусировать внимание на протяжении длительных отрезков времени, но при этом не вызывает «прихода» и стремления принять его еще. (Мы не рассматриваем случаи, когда человек использует этот препарат в дозах, значительно превышающих используемые в клинической практике.) Таким образом, привыкания не возникает. На самом деле, назначая этот препарат подросткам с СДВ, я нередко сталкиваюсь с тем, что они попросту забывают его принимать.

Сильное любовное чувство воздействует на мозг во многом подобно кокаину, высвобождая мощный заряд дофамина в базальных ганглиях. Любовь на самом деле производит выраженный физический эффект. Как-то раз я сканировал головной мозг своего приятеля Билла вскоре после того, как он познакомился со своей возлюбленной. Он был влюблен в нее, что называется, по уши. После третьего свидания, которое они провели на берегу океана в объятиях друг друга, он пришел ко мне на работу рассказать о своей новой любви. Он был так счастлив, что его состояние напоминало эйфорию. И так уж случилось, что, пока Билл сидел у меня, ко мне зашел наш техник и сообщил, что у нас осталась лишняя доза изотопа, а потому, если мне надо сделать внеплановое сканирование, то такая возможность есть. У меня уже был снимок мозга моего приятеля, который я сделал для контрольной группы, в которой хранятся снимки с нормальной мозговой функцией. И тут я решил сделать ему повторный снимок. То, что я увидел, меня без преувеличения потрясло. Его мозг выглядел так, как если бы он находился под воздействием большой дозы кокаина. Активность базальных ганглиев и слева, и справа была чрезвычайно высокой, почти как во время судорог. Любовь оказывает на мозг такое же мощное воздействие, как наркотические средства.

роль базальных ганглиев в регуляции двигательных функций

  • Назад
  • Вперед
Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для любых предложений по сайту: medcenternk@cp9.ru